Чем занимаются дети путина

Богатые наследники редко продолжают дело удачливых предков. Об этом свидетельствуют настоящие истории настоящих российских олигархов.

Чем занимаются дети путина

Объяснений этому феномену, казалось бы, масса. Первый и самый любимый россиянами вариант — «природа на детях гениальных людей отдыхает». Бытует вывод, что мало кто из отпрысков блестящих предпринимателей потянет высокую экономику. Да и для чего им это, в случае если родители получили столько, что хватит еще и внукам, пишет «МК» .

Многие российские олигархи сами еще молоды и какое количество как раз у них будет наследников — неизвестно. У Романа Абрамовича пятеро малолетних детей. У Бориса Березовского — четверо (всего шесть). У Михаила Ходорковского — двое близнецов (из четырех). О том, дабы кто-нибудь из них посещал ясли либо детский сад, ничего не сообщалось. Богатые родители игнорируют сам факт существования массового дошкольного образования, предпочитая учить детей на дому. И дело в первую очередь в мыслях безопасности. Чем реже наследники выходят за порог родного дома, тем лучше. Вряд ли младший, пятилетний сын Потанина посещал какое-либо другое учебное заведение, не считая лыжной школы в Куршевеле, отмечает газета. Да и в том направлении, согласно свидетельствам очевидцев, его исправно сопровождали два дюжих охранника.

Чем занимаются дети путина

В то время, когда речь идет о выборе школы, на первое место в перечне параметров опять-таки выходит безопасность. Что касается качества образования, другими словами и такие, кто требует от преподавателей драть с отпрысков три шкуры, а за каждой «пятеркой» видят подвох: «Уж не за фамилию ли поставили?» В то время, когда дочери главы корпорации «Интеко» — Елены Батуриной (жены главу госадминистрации города Москвы) — обучались в элитной гимназии в Жуковке, она любой месяц устраивала им независимое тестирование, контролируя полученные на уроках знания. В итоге ей это надоело, и она перевела их из Жуковки в школу, которую сама же и основала. «Но сейчас у меня нет сомнений в отметках, каковые получают мои дети», — поясняет Батурина.

Кстати, в плане безопасности выстроенная ею школа — одно из самых закрытых учебных заведений в Москве. Комплекс зданий окружает высоченный забор, с высоты которого за всем, что происходит в и снаружи, ведется постоянное видеонаблюдение. Приезжающие за детьми автомобили въезжают прямо на школьный двор, а забрать ребенка смогут лишь названные родителями лица при предъявлении документа, удостоверяющего личность.

Но время идет и чем старше наследники, тем тяжелее удержать их в четырех стенках. Мало кто из детей олигархов может похвалиться выдержкой дочек Владимира Владимировича Путина Маши и Кати, в течение последних 5 лет исправно обучающихся на дому. Девушкам уже 19 и 18, а их никто из сверстников в лицо не видел. Отпрыскам предпринимателей подобное забвение угрожает лишь в том случае, если они по требованию своих родителей уезжают обучаться за границу. Ничего не слышно, к примеру, о старшем сыне Михаила Ходорковского Павле, обучающемся в Гарварде. Либо о детях Виктора Вексельберга. 26-летняя дочь которого «учиться» в респектабельном Йельском университете, а 16-летний сын — в высшей школе Fieldstone в Нью-Джерси.

Пока дочь Бориса Березовского Лиза обучалась на факультете искусств в Кембридже, ее также было не видно не слышно. Но стоило юный художнице возвратиться домой, как Москва содрогнулась. Само собой разумеется, ее работы также кому-то нравились (к примеру, галеристка Айдан Салахова, думается, в полной мере честно восхищалась коврами из роз), но большинство завлекал образ жизни наследницы миллионов. Лиза денег не считала, с наслаждением тратила их на всех, кто был от нее в радиусе ста метров, выпивала, курила, ходила по дорогим ресторанам и актуальным ночным клубам. Как-то раз попалась с наркотиками, напоминает «МК». Как-то раз прозевала пожар, и роскошная квартира, подаренная папой, сгорела дотла. Как-то раз родила сына Савву от потомка Сталина — режиссера и музыканта по совместительству.

По-другому складывается будущее ее сестры Кати, которую Борис Березовский сначала упорно проталкивал в большой бизнес. В конце 90-х Катя занимала большой пост в «ЛогоВАЗе» и на ОРТ, но никаких дивидендов, не считая успешного замужества, ей это не принесло. Мужем старшей дочери Бориса Абрамовича стал обладатель компании «Сити-лайн» Егор Шуппе, у них двое детей, и о своих трудовых буднях примерная мать семейства старается кроме того не вспоминать. Опальному олигарху ничего не остается делать, как поддерживать бизнес зятя и сохранять надежду, что хотя бы сыновья — Артем и Глеб — смогут унаследовать не только его миллионы, но и незаурядные деловые качества.

Но, многие уверены, что Березовскому не следует жаловаться. Если бы он положил в дочку Лизу столько сил и денег, сколько положил Ралиф Сафин в свою Алсу, возможно, она и стала бы известной художницей. Алсу также когда-то была скромной школьницей из английских предместий, не хорошо изъясняющейся на русском. А стала мегазвездой общероссийского масштаба.

Чем занимаются дети путина

Сам Сафин — сейчас сенатор от Республики Алтай, в прошлом вице-президент ЛУКОЙЛа — именует Алсу своим самым успешным бизнес-проектом. Положенные в девушку деньги не только оправдались, но и возвратились сторицей. Но мало кто знает, что не считая гениальной дочери у Сафина имеется еще и сын. Также не обделенный талантами.

27-летнего Марата Сафина довольно часто именуют «сладким». Обстоятельство — не в смазливой наружности, а в характере бизнеса. Юный человек владеет 4 сахарных фабрик и кондитерской фабрики в Молдавии. Приобретение обошлась в 12 миллионов долларов плюс инвестиции в реструкуризацию производства. Цели воистину наполеоновские — сделать молдавский сахар конкурентоспособным в Европе.

Чем занимаются дети путина

Другой проект младшего Сафина — приобретение и управление элитной недвижимостью в Латвии. АО Saliena Real, где он помощник генерального директора (должность директора занимает его родной дядя), купило бизнес-центр в самом центре Риги, и 460 га земли на автостраде Рига-Юрмала под строительство 150 коттеджей. Объем инвестиций оценивается специалистами на уровне 500 миллионов долларов. Плантации сахарной свеклы таких денег, понятное дело, принести не могли. Разумеется, в движение отправится нефтяная «заначка» папы.

Кстати, стиль управления бизнесом у младшего Сафина также очень необычный. Большую часть времени он проводит в Лондоне, где когда-то обучался в Школе экономики и где так же, как и прежде живут его сестра и их неспециализированные приятели. В Молдавии продолжительное время по большому счету не знали, кто стоит за компанией Marr Sugar, официально выступившей покупательницей сахарных фабрик, и лишь в то время, когда на 25-летие комбината «Глодень-Захэр» внезапно пожаловала Алсу в сопровождении Льва Лещенко, стало ясно, что без Сафиных тут дело не обошлось.

Чем занимаются дети путина

Строго говоря, Марата Сафина нельзя считать продолжателем дела своего отца. Во-первых, пока он больше тратит, чем получает. А во-вторых, в свете прошедшей деятельности Сафина-старшего сахарные фабрики в Молдавии и элитная недвижимость в Риге практически такая же экзотика, как концертная деятельность его младшей сестры Алсу.

Но всех наследников миллионов в этом смысле «переплюнул» сын Александра Смоленского 24-летний Николай. Николай Смоленский по окончании продажи остатков банковского бизнеса отца утешился 2,9 миллиардов долларов, попав в золотую сотню Forbes. Отец показал время от времени характерное олигархам великодушие и разрешил сыну израсходовать наследство как душе будет угодно.

Чем занимаются дети путина

Юный человек, которого сперва пробовали разрешить войти по банковской стезе, позже привлечь к управлению арт-галереей, недолго думая приобрел английскую компанию TVR . производящую элитные модели спортивных машин. Консервативный Альбион содрогнулся. Мнительные англичане поразмыслили, что юный русский в погоне за стремительной прибылью перевоплотит TVR во второй Ford. Но Николай заверил общественность, что будет блюсти традиции эксклюзивной ручной сборки. Стремительные деньги его не интересуют, исходя из этого лимит — 1000 машин в год — превышен не будет. Устоявшаяся цена — 50 тысяч фунтов за любой — также. Кстати, жить юный Смоленский, как и Сафин, планирует в Лондоне: за 8 млн. фунтов он приобрел себе дом в актуальном районе Хайгейт.

Самые нетипичные дети олигархов закончили российские вузы, неизменно живут в Москве и работают в семейном деле. Как удалось установить «МК», на сегодня всем этим параметрам удовлетворяют разве что Феликс и Татьяна Евтушенковы — наследники главы могущественной АФК «Система» Владимира Евтушенкова. Татьяна — выпускница Денежной академии. Феликс — непрестижного по меркам российских олигархов Авиационно-технологического университета.

Чем занимаются дети путина

Еще будучи студентами, дети Евтушенкова неизменно крутились в «Системе». Их возможно было встретить и в доме в Леонтьевском переулке, и в главном здании на Спиридоновке, и в доме приемов в Серебряном Бору. По окончании учебы Феликс отправился на работу в «Систему-ГАЛС» — большое подразделение корпорации, занимающееся девелоперскими проектами в области строительства и недвижимости. Татьяна — в «Систему-ТЕЛЕКОМ». Действительно, в прошедшем сезоне по просьбе отца поменяла вид деятельности. Сейчас она есть вице-президентом МТС по инвестициям и корпоративному формированию. 28-летняя Татьяна — самая юная из вице-президентов и единственная дама в топ-менеджменте компании.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *